Category: животные

Зверь Иу, которому снятся кошки

Мастера Каннаха знают все, все знают, что нет никого искуснее, если надо вырезать из дерева тотем или игрушку для ребенка, колечко для любимой или столбы для свадебного покрывала. Мастер Каннах работает с утра до ночи, иногда и ночью, при свете свечей, а когда догорают свечи, он работает ощупью.

Никто не знает, что мастер Каннах слеп с тех пор, как увидел зверя Иу.

Зверь Иу поет: песня его тиха, неслышна, поступь тяжела, сурова, мастер Каннах ведет резец, снимая золотую, серую, белую стружку, и в ряд на верстаке садятся кошки: золотая, серая, белая, лукавая, сердитая, нежная. Мастер Каннах слышит: одна мурлычет, но какая, не знает. Это знает только зверь Иу.

Зверь Иу крылат: полет его точен, высок, он смотрит сверху на землю, щурит глаза цвета неба, раскрывает облачные крылья, мастер Каннах ведет резец, но твердая черная древесина не поддается, не выходит черная кошка, та кошка, что помнит, та кошка, что хранит, та кошка, что бережет. Так приснил зверь Иу.

Зверь Иу древен: долго прожил, парил над землей, засыпал в облаках, пробуждал реки, мастер Каннах ведет резец, рука срывается, капля крови падает на кусок черного дерева — и оно поддается, рождается, приходит черная кошка, которую позвал мастер, чтобы она была. Так решил зверь Иу.

Потягивается черная кошка, лапкой трогает лицо мастера, вздыхает, обнажая клыки. Засыпает мастер Каннах, сделавший работу — расправляет облачные крылья, смотрит небесными глазами. Засыпает зверь Иу, уронив голову на верстак, и рука разжимается, роняя инструмент. Все, как нужно, теперь все, как нужно, и белая кошка мурлычет, а черная запоминает, а серая крадется за мышью, а золотая лежит в лучах солнца, и жизнь идет и никогда не кончится.